SaveSpace

Эзотерика XXI века.
Тайные знания для улучшения качества Жизни.

Когда Наука, тяжело дыша, взберется на гору Познания, она увидит отдыхающую там Эзотерику.

Вход Регистрация

Меню



Мероприятия
эзотерические



Не пропустите новые статьи! Подпишитесь на наше сообщество.
Будьте в курсе!

настройки раздела Настройки статьи
Добавить статью Добавить статью
Добавить центр Добавить
информацию
  о своём центре 

@


ezoteric@savespace.ru




Что есть любовь


Что есть Любовь?

"То, что именуют Любовью ныне - все, что угодно, только не Любовь. Если беспощадно докопаться до основания всех так называемых проявлений любви, то там обнаружится эгоизм, тщеславие, слабость, комфорт, фантазия или влечение - и больше ничего. Истинная Любовь исходит не из того, что хочется другому, что приятно ему и радует его, но руководствуется лишь тем, что полезно ему - невзирая на то, радует ли это другого или же нет! В этом и состоит Истинная Любовь и Служение"
Абд-Ру-Шин







«Единственное, что имеет значение в конце нашего пребывания на земле, - это то, как сильно мы любили, каким было качество нашей любви».
Ричард Бах


Все говорят о любви - поэты слагают о ней стихи, композиторы пишут песни, писатели романы, телевидение показывает о ней целые сериалы. Любовь, любовь, любовь…
Каждый журнал, каждая газета, каждый политик без умолку говорят о любви. Я люблю мою страну, люблю моего президента, я люблю такую-то книгу, я люблю природу, я люблю мороженное, я люблю свою жену (своего мужа), я люблю Бога.

Если тема любви настолько пропитывает нашу жизнь, то давайте сначала попробуем разобраться, что же такое есть - любовь?
Большинство людей под этим понятием подразумевают все что угодно, но только не, то, что этим является на самом деле. Само понятие любви настолько затаскано, извращено, что многие смело, оперируют им, определяя свое отношение к кому-либо или к чему-либо.
Рассмотрим варианты.

Юноша живет вместе с девушкой, они студенты, им по 19. Вместе им комфортно - свежие ощущения, бурный секс, свобода, уход от родительской опеки – все хорошо. Глядя на них со стороны, многие говорят: «у них любовь!» Прошел год. Ощущения потускнели и потеряли свежесть, секс уже не «бурлит», как раньше, приелся. Да и со свободой тоже что-то не то. Уже она (он) говорит о замужестве (женитьбе), об ответственности за семью. Какая уж тут свобода! А тут еще новая встреча с сокурсником (сокурсницей) с параллельного факультета, новые отношения, свежие ощущения и опять бурный секс, и как в песне поется: «и другая любовь за собой повела…». Извини дорогая (дорогой), я люблю другую (другого).
Он и она - вместе работают в одном коллективе, встречаются раз в месяц вне стенах рабочего заведения, иногда просят в обеденный перерыв у друзей на парочку часов ключи от свободной квартиры, периодически делают друг другу подарки. Оба имеют семью, детей. Менять в своей жизни ничего не собираются, их вполне устраивают такие отношения. Сослуживцы, перешептываясь за их спиной, говорят: «у них любовь!», хотя их отношения дальше секса никуда не заходят.
Бабушка «души не чает» в любимом внуке. Она его сильно любит. И в доказательство своей сильной любви постоянно его подкармливает различной сдобой. Бабушка пережила, войну, разруху, тяжелые послевоенные годы и о том, что в это лихое время люди умирали с голоду – знает не понаслышке.
- Кушай, Пашенька, кушей внучек! Для того чтобы ты сильным и здоровым был нужно хорошо кушать, - приговаривает бабушка отправляя внучку в рот очередной блинчик.
Паша спокойный, послушный мальчик, считая, что бабушка плохого не пожелает терпеливо выполняет ее указания. Паше шесть лет, но из-за своего тучного телосложения он выглядит значительно старше. Бабушка, пережившая войну и голод, глядя на внука, не нарадуется: «Смотрите, какой богатырь растет!» - хвалится она на улице своим подружкам. А у этого «богатыря» в его шестилетнем возрасте имеется такая серьезная болезнь, как ожирение третьей степени. Его сверстники гоняют, по двору играя в «догонялки». Паша, неуклюже пробежав метров двадцать, тяжело дыша, садится на скамейку и еще долго не может отдышаться. У заботливой бабушки и здесь припасены для любимого внучка, какой-нибудь пирожок, сосиска в тесте или ватрушка. «Скорее подкрепись, внучек, а то ведь устал, столько сил потратил, ведь бабушка тебя любит», - запихивая в рот ребенка очередной съестной припас, приговаривает «заботливая» бабушка. И здесь «любовь!».

Часто под любовью в романах, поэмах и кино нам пытаются предоставить все что угодно, но только не то, что ей является на самом деле. Там и страсть, и пылкая подростковая влюбчивость, и предательство, и ревность, и корысть, и обман - и все это нам пытаются выдать за любовь. И когда, особенно молодые люди, начинают думать, что любовь и секс должны начинаться как у Шекспира в «Ромео и Джульетте» в 13 (Джульетта) - 14 (Ромео) лет и проходить бурно с клятвами «любить, до гроба» и если что-то не сложилось, то остается только умереть, то такое понятие о любви действительно чаще всего приводит к плачевным результатам. Трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта» - это трагедия несчастной любви, любви, которую не могли сохранить еще подростки. Это предостережение другим, чем может закончиться еще не осознанная и незрелая любовь. Именно об этом в заключительных строках и предупреждает нас классик: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте!» А многие начинают думать, что такой и должна быть – "настоящая любовь"!

Я не против остроты чувств, но если это только чувство, то тогда от одного чувства до противоположного («от любви до ненависти», - как в народе говорят) только один шаг. И тогда многие думают, что и это тоже настоящая любовь! Как в бесприданнице А. Н. Островского: Карандышев (вставая) - Вы должны быть моей. Лариса - Чьей ни быть, только не вашей. Карандышев - (запальчиво). Не моей? Лариса - Никогда! Карандышев - Так не доставайся ж ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.) Люди смотрят, сидят, плачут и думают: «вот это любовь!»


Одна маленькая девочка сказала: «что любовь – это когда тебе делают хорошо!» А потом, немножко подумав, добавила: «и ты кого любишь, тоже делаешь ему хорошо!»
Устами младенца глаголет истина?
Может быть, действительно, любовь, это когда тебе или ты объекту своей любви, делаешь хорошо?


Поскольку мы не в состоянии разрешить это явление человеческой жизни, именуемое Любовью, мы часто уходим в абстракцию. Любовь может быть окончательным разрешением всех человеческих трудностей, проблем и забот. Но как нам выяснить, что такое любовь, просто давая ей определения? Церковь определяет ее одним образом, общество другим, и существуют все виды отклонений и извращений: обожание кого-то, физические отношения с кем-то, отношения эмоциональные, отношения товарищеские - не это ли мы разумеем под любовью?


Следовательно, чтобы углубиться в вопрос, что такое любовь, мы сначала должны освободить ее от вековых наслоений, отбросить все идеалы и идеологии, представления о том, чем она должна или не должна быть. Как выяснить, что представляет собой это пламя, которое мы называем любовью? Не как выразить это другому, но выяснить, что значит оно само по себе? Давайте сначала отбросим все, что сказали об этом церковь, общество, ваши родители, друзья, любой другой человек, любая книга, потому что, пока вы сами не выясните, что значит любовь лично для вас, все объяснения других будут являться абстракцией.


Я без тебя не могу», «Ты такая красивая», «Мне с тобой хорошо», «Он не сводит с меня глаз», «Меня влечет к тебе» — все это приятно и замечательно, но может не иметь к любви никакого отношения.
Мы часто принимаем за любовь набор желаний и потребностей, которые мы пытаемся удовлетворить через другого человека.
Каждый человек имеет потребность в безопасности, во внимании, в нежности, в признании, в сексе, а удовлетворяются эти потребности в том, что меня кто-то уважает, кто-то мной восхищается, другой проявляет ко мне нежность и заботу. В любви можно найти все это и еще многое другое разом (потому она так желанна), но многое можно получить и без любви.


Если, например, есть такое чувство «Я без него не могу», то нужно спросить себя: без чего конкретно я не могу? Без моральной поддержки? Без финансовой? Мне страшно без него? Если страшно — значит, отношения с мужчиной удовлетворяют мою потребность в безопасности. Когда говорят: «Я за ним, как за каменной стеной», - это не про любовь, а про потребность в безопасности.


Не то чтобы люди считали любовь делом неважным. Они ее жаждут, они смотрят бессчетное количество фильмов о счастливых и несчастливых любовных историях, они слушают сотни глупых песенок о любви, но едва ли кто-нибудь действительно думает, что существует какая-то необходимость учиться любви. Да, как и в овладении любого вида мастерства, любовь тоже требует развития и совершенствования.
Именно отсутствие мастерства, а порой и элементарных навыков в вопросах любви большинству людей не дают возможности сохранить отношения со своей второй половиной, даже если они ее и нашли. Кроме того существует много проблем и с самим поиском этой второй половины.


Давайте сейчас рассмотрим основные проблемы, которые многим мешают создать отношения между собой и другими людьми на основе любви:

Для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтоб любить, уметь любить. Значит, сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. К достижению этой цели они идут несколькими путями.

Первый, которым обычно пользуются мужчины, заключается в том, чтобы стать удачливым, стать сильным и богатым настолько, насколько позволяет социальная ситуация. Другой путь, используемый обычно женщинами, состоит в том, чтобы сделать себя привлекательной, тщательно следя за своим телом, одеждой и т. д. Иные пути обретения собственной привлекательности, используемые и мужчинами, и женщинами, состоят в том, чтобы выработать хорошие манеры, умение вести интересную беседу, готовность прийти на помощь, скромность, непритязательность. Многие пути обретения способности возбуждать любовь к себе являются теми же самыми путями, которые используются для достижения удачливости, для обретения полезных друзей и влиятельных связей. Очевидно, что для большинства людей нашей культуры умение возбуждать любовь это, в сущности, соединение симпатичности и сексуальной привлекательности.

2. Вторая проблема состоит в допущении, что проблема любви - это проблема объекта, а не проблема способности любить. Люди думают, что любить просто, а вот найти подлинный объект любви, - или оказаться любимым этим объектом, - трудно. Эта установка имеет несколько причин, коренящихся в развитии современного общества. Одна причина в большой перемене, произошедшей в двадцатом веке в отношении выбора „объекта любви". В викторианскую эпоху, как и во многих традиционных культурах, любовь не была в большинстве случаев спонтанным, личным переживанием, которое затем должно было вести к браку.

Напротив, брак основывался на соглашении - то ли между семьями, то ли между посредниками в делах брака, то ли без помощи таких посредников; он заключался на основе учета социальных условий, а любовь, как полагали, начнет развиваться с того времени, как брак будет заключен. В течение нескольких последних поколений всеобщим стало понятие романтической любви.

И хотя в современном мире соображения договорной природы брака еще полностью не вытеснены, большинство людей ищут романтической любви, личного переживания любви, которое затем должно повести к браку. Это новое понимание свободы любви должно было в значительной мере повысить значение объекта в ущерб значению функции.



С этим фактором тесно связана другая характерная черта современной культуры. Вся наша культура основана на жажде покупать, на идее взаимовыгодного обмена. Счастье современного человека состоит в радостном волнении, которое он испытывает, глядя на витрины магазина и покупая все, что он может позволить себе купить или за наличные или в рассрочку. Он (или она) и на людей глядят подобным образом.

Для мужчины привлекательная женщина, для женщины привлекательный мужчина - это добыча, которой они являются друг для друга. Привлекательность обычно означает красивую упаковку свойств, которые популярны и искомы на личностном рынке. Что особенно делает человека привлекательным - это зависит от моды данного времени, как физической, так и духовной.

В двадцатых годах привлекательной считалась умеющая пить и курить, разбитная и сексуальная женщина, а сегодня мода требует больше домовитости и скромности.

В конце девятнадцатого и в начале двадцатого века мужчина, чтобы стать привлекательным “товаром”, должен был быть агрессивным и честолюбивым, сегодня он должен быть общительным и терпимым. К тому же чувство влюбленности развивается обычно только в отношении такого человеческого товара, который находится в пределах досягаемости собственного выбора.

Я ищу выгоды: объект должен быть желанным с точки зрения социальной ценности и в то же время должен сам желать меня, учитывая мои скрытые и явные достоинства и возможности. Два человека влюбляются тогда, когда чувствуют, что нашли наилучший объект, имеющийся на рынке, учитывая при этом границы собственного обменного фонда. Часто, как при покупке недвижимого имущества, заметную роль в этой сделке играют скрытые возможности, которые могут быть развиты со временем.

Едва ли стоит удивляться, что в культуре, где превалирует рыночная ориентация и где материальный успех представляет выдающуюся ценность, человеческие любовные отношения следуют тем же образцам, которые управляют и рынком.

3. Третье проблема состоит в смешении первоначального чувства влюбленности с перманентным состоянием пребывания в любви. То есть, когда состояние влюбленности принимается за саму любовь.


Если двое чужих друг другу людей, какими все мы являемся, вдруг позволят разделяющей их стене рухнуть, этот момент единства станет одним из самых волнующих переживаний в жизни. В нем все наиболее прекрасное и чудодейственное для людей, которые были прежде разобщены, изолированы, лишены любви.

Это чудо неожиданной близости часто случается легче, если она начинается с физического влечения и его удовлетворения. Однако такого типа любовь по самой своей природе не долговечна.

Два человека все лучше узнают друг друга, их близость все более и более утрачивает чудесный характер, пока, наконец, их антагонизм, их разочарование, их пресыщенность друг другом не убивает то, что осталось от их первоначального волнения.

Вначале они не знали этого всего; их, действительно, захватила волна слепого влечения. “Помешательство” друг на друге - доказательство силы их любви, хотя оно могло бы свидетельствовать только о степени их предшествующего одиночества.

Эта установка, что ничего нет легче, чем любить, - продолжает оставаться преобладающей идеей относительно любви вопреки подавляющей очевидности противного. Едва ли существует какая-то деятельность, какое-то занятие, которое начиналось бы с таких огромных надежд и ожиданий и которое все же терпело бы крах с такой неизменностью, как любовь. Если бы это касалось какой-либо иной деятельности, люди сделали бы все возможное, чтобы понять причины неудачи, и научились бы поступать наилучшим для данного дела образом - или отказались бы от этой деятельности. Поскольку последнее в отношении любви невозможно, то единственно адекватный способ избежать неудачи в любви - исследовать причины этой неудачи и перейти к изучению смысла любви.

Бесчисленное множество людей в этом мире никогда не чувствовали себя воистину любимыми. Они даже и не представляют, что такое любовь, несмотря на свое стремление к ней. В действительности, в повседневных взаимоотношениях термин «любовь» стал сильно размытым, обрел очень широкий спектр значений, и поэтому иногда может указывать на нечто абсолютно отличное от изначального смысла этого слова. Например, идея представления о любви часто низводится до уровня телесного контакта или попытки получить удовлетворение от кого-либо, даже если для этого необходимо воспользоваться силой. Но это не любовь.
Проблема возникает, потому что мы стремимся найти ответы не в тех местах. Мы забыли о духовных измерениях жизни. Общество, не основанное в своей жизни на духовности, лишено особого «клея», который позволит всему работать должным образом. Любовь — это и есть тот самый особый «клей», который связывает всех нас и дает возможность общаться и познавать себя, друг друга, и в конечном счете - Верховную Личность Бога.

Современное общество, по всей видимости, забыло об этом. Но несмотря на то, что любовь избегает нас, в глубине души мы чувствуем, что обладаем неотъемлемым правом на нее. Как будто нас дразнят чем-то вкусным, не давая возможности дотянуться и съесть это. Разочаровавшись, мы стараемся подменить любовь чем-то еще, в надежде обрести счастье в богатстве, престиже или власти.

Так что же это такое, на самом деле, – Любовь?

Из всех определений любви, которые мне попадались, больше всего понравилось определение Э. Фромма: "Любовь - это активная заинтересованность в жизни и развитии того, кого мы любим".


Чтобы более глубоко понять, что собой представляет любовь, давайте рассмотрим ее такие основные элементы (качества), как отдача, забота, ответственность, уважение и знание.

И так, пять элементов, присущих каждому виду любви. Это отдача, забота, ответственность, уважение и знание.
«В наиболее общем виде активный характер любви можно описать посредством утверждения, что любить значит, прежде всего давать, а не брать.


Что значит давать? Хотя ответ на этот вопрос кажется простым, он полон двусмысленности и запутанности.
Наиболее широко распространено неверное мнение, что давать - это значит отказаться от чего-то, стать лишенным чего-то, жертвовать. Именно так воспринимается акт давания человеком, чей характер не развился выше уровня рецептивной ориентации, ориентации на эксплуатацию или накопление. Торгашеский характер готов давать только в обмен на что-либо.

Давать, ничего не получая взамен, это для него значит быть обманутым. Люди, чья главная ориентация не продуктивна, воспринимают давание как обеднение. Поэтому большинство индивидов этого типа отказываются давать. Некоторые делают добродетель из давания в смысле пожертвования.

Они считают, что именно потому, что давать мучительно, человек должен давать; добродетель давания для них заключена в самом акте принесения жертвы. Что давать лучше, чем брать - эта норма для них означала бы, что испытывать лишения лучше, чем переживать радость.


Для продуктивного характера давание имеет совершенно иное значение. Давание - это высшее проявление силы. В каждом акте давания я осуществляю свою силу, свое богатство, свою власть. Такое переживание высокой жизнеспособности и силы наполняет меня радостью. Я чувствую себя уверенным, способным на большие затраты сил, полным жизни и потому радостным. Давать - более радостно, чем брать не потому, что это лишение, а потому, что в этом акте давания проявляется выражение моей жизнеспособности.


Нетрудно осознать истинность этого принципа, прилагая его к различным специфическим явлениям. Наиболее простой пример обнаруживается в сфере секса. Кульминация мужской сексуальной функции состоит в акте давания, мужчина дает себя, свой сексуальный орган женщине. В момент оргазма он дает свое семя, он не может не давать его, если он потентен. Если он не может давать, он - импотент.

У женщин этот процесс тот же, хотя и несколько сложнее. Она тоже отдает себя, она открывает мужчине свое женское лоно; получая, она отдает. Если она неспособна к этому акту давания - она фригидна. Акт давания происходит еще и в функции матери, а не любовницы. Она отдает себя развивающемуся в ее утробе ребенку, она отдает свое молоко младенцу, она отдает ему тепло своего тела. Ей было бы больно не давать.


В сфере материальных вещей давать означает быть богатым. Не тот богат, кто имеет много, а тот, кто много отдает. Скупец, который беспокойно тревожится, как бы чего не лишиться, в психологическом смысле - нищий, бедный человек, несмотря на то, что он много имеет. А всякий, кто в состоянии отдавать себя, - богат.

Он ощущает себя человеком, который может дарить себя другим. Только тот, кто лишен самого необходимого для удовлетворения элементарных потребностей, не в состоянии наслаждаться актом давания материальных вещей. Но повседневный опыт показывает, что то, что человек считает минимальными потребностями, во многом зависит как от его характера, так и от его актуальных возможностей. Хорошо известно, что бедняки дают с большей готовностью, чем богачи.

Однако бывает такая нищета, при которой уже невозможно давать, и она так унизительна не только потому, что сама по себе причиняет непосредственное страдание, но еще и потому, что она лишает бедняка наслаждения актом давания.


Наиболее важная сфера давания это, однако, не сфера материальных вещей, а специфически человеческая сфера. Что один человек дает другому. Он дает себя, самое драгоценное из того, что имеет, он дает свою жизнь. Но это не обязательно должно означать, что он жертвует свою жизнь другому человеку. Он дает ему то, что есть в нем живого, он дает ему свою радость, свой интерес, свое понимание, свое знание, свой юмор, свою печаль - все переживания и все проявления того, что есть в нем живого. Этим даванием своей жизни он обогащает другого человека, увеличивает его чувство жизнеспособности.

Он дает не для того, чтобы брать; давание само по себе составляет острое наслаждение. Но, давая, он не может не вызывать в другом человеке чего-то такого, что возвращается к нему обратно: истинно давая, он не может не брать то, что дается ему в ответ. Давание побуждает другого человека тоже стать дающим, и они оба разделяют радость, которую внесли в жизнь. В акте давания что-то рождается, и оба вовлеченных в этот акт человека благодарны жизни за то, что она рождает для них обоих.

В случае любви это означает, что любовь это сила, которая рождает любовь, а бессилие - это невозможность порождать любовь. Но не только в любви давать означает брать. Учитель учится у своих учеников, актера вдохновляют его зрители, психоаналитика лечит его пациент - при условии, что они не воспринимают друг друга как предметы, а связаны друг с другом искренно и продуктивно.


Едва ли стоит подчеркивать, что способность любви, понимаемой как акт давания, зависит от развития характера человека. Она предполагает достижение высокого уровня продуктивной ориентации, в этой ориентации человек преодолевает всемогущее нарциссистское желание эксплуатировать других и накоплять и приобретает веру в свои собственные человеческие силы, отвагу полагаться на самого себя в достижении своих целей. Чем более недостает человеку этих черт, тем более он боится отдавать себя - а значит любить.


Кроме элемента давания действенный характер любви становится очевидным и в том, что она всегда предполагает определенный набор элементов, общих всем формам любви. Это забота, ответственность, уважение и знание.
Что любовь означает заботу, наиболее очевидно в любви матери к своему ребенку.

Никакое ее заверение в любви не убедит нас, если мы увидим отсутствие у нее заботы о ребенке, если она пренебрегает кормлением, не купает его, не старается полностью его обиходить; но когда мы видим ее заботу о ребенке, мы всецело верим в ее любовь. Это относится и к любви к животным и цветам. Если какая-то женщина скажет нам, что любит цветы, а мы увидим, что она забывает их поливать, мы не поверим в ее любовь к цветам. Любовь - это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим. Где нет активной заинтересованности, там нет любви.


Забота и заинтересованность ведут к другому аспекту любви: к ответственности. Сегодня ответственность часто понимается как налагаемая обязанность, как что-то навязанное извне. Но ответственность в ее истинном смысле это от начала до конца добровольный акт. Быть “ответственным” значит быть в состоянии и готовности “отвечать”. Любящий человек чувствует себя ответственным. Эта ответственность в случае матери и ребенка побуждает ее к заботе, главным образом, о его физических потребностях. В любви между взрослыми людьми она касается, главным образом, психических потребностей другого человека.


Ответственность могла бы легко вырождаться в желание превосходства и господства, если бы не было компонента любви: уважения.


Уважение - это не страх и благоговение; оно означает способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность. Уважение означает желание, чтобы другой человек рос и развивался таким, каков он есть. Уважение, таким образом, предполагает отсутствие эксплуатации. Я хочу, чтобы любимый мною человек рос и развивался ради него самого, своим собственным путем, а не для того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким, как мне хотелось бы чтоб он был, в качестве средства для моих целей.

Ясно, что уважение возможно, только если я сам достиг независимости, если я могу стоять на своих ногах без посторонней помощи, без потребности властвовать над кем-то и использовать кого-то. Уважение существует только на основе свободы.
Уважать человека невозможно, не зная его; забота и ответственность были бы слепы, если бы их не направляло знание.


Знание было бы пустым, если бы его мотивом не было заинтересованность. Есть много видов знания; знание, которое является элементом любви, не ограничивается поверхностным уровнем, а проникает в самую сущность. Это возможно только тогда, когда я могу переступить пределы собственного интереса и увидеть другого человека в его собственном проявлении. Я могу знать, например, что человек раздражен, даже если он и не проявляет это открыто; но я могу знать его еще более глубоко: я могу знать, что он встревожен и обеспокоен, чувствует себя одиноким, чувствует себя виноватым. Тогда я знаю, что его раздражение это проявление чего-то более глубинного, и я смотрю на него как на встревоженного и обеспокоенного, а это значит - как на страдающего человека, а не только как на раздраженного.


Знание имеет еще одно, и более основательное, отношение к проблеме любви. Фундаментальная потребность в соединении с другим человеком таким образом, чтобы мочь освободиться из темницы собственной изоляции, тесно связана с другим специфическим человеческим желанием, желанием познать “тайну человека”. Хотя жизнь уже и в самих биологических аспектах является чудом и тайной, человек, в его именно человеческих аспектах, является непостижимой тайной для себя самого - и для своих ближних.

Мы знаем себя, и, все же несмотря на все наши усилия, мы не знаем себя. Мы знаем своего ближнего; и все же мы не знаем его, потому что мы не вещь и наш ближний - не вещь. Чем глубже мы проникаем в глубины нашего существа или какого-либо иного существа, тем более цель познания удаляется от нас. И все же мы не можем избавиться от желания проникнуть в тайну человеческой души, в то сокровеннейшее ядро, которое и есть “он”.


Есть один, отчаянный, путь познать тайну: это путь полного господства над другим человеком, господства, которое сделает его таким, как мы хотим, заставит чувствовать то, что мы хотим; превратит его в вещь, нашу вещь, собственность. Высшая степень такой попытки познания обнаруживается в крайностях садизма, в желании и способности причинять страдания человеческому существу; пытать его, мучениями заставить выдать свою тайну.
В этой жажде проникновения в тайну человека, его - и соответственно - нашу собственную тайну, состоит сущностная мотивация глубокой и напряженной жестокости и разрушительности.


Мы часто видим этот путь познания в явной его форме у детей. Ребенок берет какую-либо вещь и разбивает ее ради того, чтобы познать; или он берет живое существо, жестоко обрывает крылья бабочке, чтобы познать ее, выведать ее тайну. Жестокость сама по себе мотивируется чем-то более глубинным: желанием познать тайну вещей и жизни.
Другой путь познания “тайны” - это любовь. Любовь представляет собой активное проникновение в другого человека, проникновение, в котором мое желание познания удовлетворяется благодаря единению.

В акте слияния я познаю тебя, я познаю себя, я познаю всех - и я “не знаю” ничего. Я обретаю таким путем - благодаря переживанию единства - знание о том, чем человек жив и на что способен, но это знание невозможно получить благодаря мысли. Садизм мотивирован желанием познать тайну, и все же я остаюсь таким несведущим, каким был и прежде. Я расчленил другое существо на части, и все, чего я достиг - это разрушил его. Любовь - единственный путь познания, который в акте единения отвечает на мой вопрос. В акте любви, отдавания себя, в акте проникновения вглубь другого человека, я нахожу себя, я открываю себя, я открываю нас обоих, я открываю человека.


Страстное желание узнать самих себя и узнать наших ближних выражено в дельфийском призыве “Познай себя”. Это основная пружина всей психологии. Но ввиду того, что желание это заключает в себе познание всего человека, его сокровеннейшей тайны, то желание это никогда не может быть полностью удовлетворено познанием обычного рода, познанием только посредством мысли. Даже если бы мы знали о себе в тысячу раз больше, то и тогда мы никогда не достигли бы самой сути. Мы все же продолжали бы оставаться загадкой для самих себя, а также и наши ближние продолжали бы оставаться загадкой для нас.

Единственный путь полного знания, это акт любви: этот акт выходит за пределы мысли, выходит за пределы слова. Это смелое погружение в переживание единства. Однако познание мыслью, т. е. психологические знания, это необходимое условие для полного знания в акте любви. Я должен познать другого человека и самого себя объективно, чтобы было возможно увидеть, каков он в действительности или вернее, чтобы преодолеть иллюзии, иррационально искаженный образ его, возникший у меня. Только если я познаю человеческое существо объективно, я могу познать в акте любви его глубочайшую сущность.


Проблема познания человека аналогична религиозной проблеме познания Бога. В конвенциональной западной теологии делалась попытка познать Бога посредством мысли, рассуждая о боге. Предполагалось, я могу познать бога посредством своей мысли. В мистицизме, который представляет собой последовательный результат монотеизма попытка познать бога посредством мысли была отвергнута и заменена переживанием единства с Богом, в котором не оставалось больше места - и необходимости - для рассуждения о Боге.


Переживание единства с человеком, или в плане религиозном с Богом, не является актом иррациональным. Напротив, как отмечал Альберт Швейцер, это следствие реализма, наиболее смелое и радикальное его следствие. Она основывается на нашем знании фундаментальных, а не случайных границ нашего знания. Это знание, что мы никогда не “ухватим” тайну человека и универсума, но что мы все же можем обретать знание в акте любви. Психология как наука имеет свои пределы, и как логическим следствием теологии является мистицизм, так конечным следствием психологии является любовь.


Отдача, забота, ответственность, уважение и знание взаимозависимы. Они представляют собой набор установок, которые должны быть заложены в зрелом человеке, т. е. в человеке, который развивает свои созидательные силы, который хочет иметь лишь то, что он сам создал. В человеке, который отказывается от нарциссистских мечтаний о всезнании и всемогуществе, который обрел смирение, основанное на внутренней силе, которую может дать только истинно созидательная деятельность на основе любви».


И так Отдача, забота, ответственность, уважение и знание это истинные составляющие любви и если все это присутствует в отношениях с вашим объектом любви, то тогда можно говорить о ее наличии.
Сейчас много говорится о том, что в мире много беспорядка и насилия, что большинство законов созданных обществом не работает или не соблюдается.


Если необходимо создавать столько законов, регулирующих отношения людей друг с другом, это потому, что они еще не привыкли обходиться друг с другом с любовью. Когда они узнают, что такое настоящая любовь, когда они будут жить в этой любви, им больше не нужно будет, чтобы эти законы решали, что им можно, а что нельзя делать, они спонтанно будут находить гармонию друг с другом.


Любовь это единственная сила, которая организует вещи, заставляет их расти и цвести. Как только любовь входит в семью, в коллектив, в общество, нет больше нужды говорить: «Делайте то-то и то-то, а если не сделаете, берегитесь!» Все выполняют свои задачи с любовью. Там, куда входит любовь, закону нет места.

А теперь хочу предложить несколько советов о том, как сохранить любовь:

Принимайте другого человека таким, какой он есть. И ищите того, кто примет вас таким(ой), какая вы есть. Именно в любовных отношениях справедлива аксиома «Не судите – и не судимы будете». А тот, кто создает семью, стараясь совершить выгодную сделку, и выбирает партнера, как товар на аукционе, оценивая его с точки зрения своей выгоды, отмечая достоинства и презирая недостатки, - такой человек окажется в проигрыше, потому что его потребительский подход к близким отношениям загубит их непременно рано или поздно
Будьте искренни друг с другом. Проиграет тот, кто считает семейные отношения цепочкой манипуляций. Многие молодые женщины думают, что, если им что-то не нравится в совместной жизни, то надо не конфликтовать с мужчиной, а умненько ловчить и добиваться своего, действовать по принципу «Муж – голова, а жена шея: куда хочет, туда и вертит». Такая позиция в принципе не даст отношениям в паре гармонично развиваться. С человеком-манипулятором невозможно строить доверительные отношения.
Обсуждайте, что вам в ваших отношениях нравиться, а что нет. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсудить с любимым человеком. Поговорите о том, чего каждый из вас ждет от совместной жизни. Выскажите ваш претензии – в корректной форме, но выскажите. И внимательно выслушайте то, что близкий человек ответит вам. Проговаривайте вслух и обсуждайте ваши сомнения, ваши чувства и переживания. Благодарите за помощь, дельный совет или подарок, угаданное желание, заботу и поддержку. Только не добавляйте к словам благодарности «Наконец-то ты сообразил!» или «Продолжай в том же духе»
Знайте о том, что существуют определенные закономерные этапы отношений в паре. Слияние, когда двое ощущают себя единым целым, сменяется подчеркиванием своих интересов каждым из партнеров. Проверка отношений на прочность продолжается, когда партнеры эпизодически временно отдаляются друг от друга: проводят не вместе свободное время и отпуск. На этом этапе возможны даже измены, но если отношения устояли, они переходят на новый уровень, когда мужчина и женщина точно знают, почему они вместе и какие общие цели стоят перед ними. Партнеры вырабатывают совместный уклад жизни и становятся единой командой.
Не бойтесь трудностей! Влюбленным кажется, что сила их чувств является защитой от любых проблем, а если они возникают (а они возникают неизбежно!), то, значит, или «любовь прошла», или «мы не подходим друг другу». На самом деле совершенно нормально и закономерно, что во время совместной жизни возникают неувязки, сложности, проблемы, относящиеся к сфере секса, финансов, быта, общения и т.д. Нужно смотреть на такие вещи трезво-реалистично и понимать, что близкие отношения выстраиваются, это процесс, и любые трудности надо решать.
Ошибочно думать, будто любовь сверхценна и ей в жертву могут быть принесены другие ценности: свобода, мудрость, семья…Тем более что обычно под любовь маскируются страсти, желания, потребности. Любая сверхценная идея дезорганизует жизнь. В том числе и любовь.
Сверхценность и особая привлекательность любовных отношений вызвана тем, что только в них взрослый человек находит признание как уникальное неповторимое существо. Такое же чувство собственной индивидуальности нам дарила безусловная материнская любовь. В нашей повседневной жизни к нам относятся как к представителям определенных категорий: сотруднику, начальнику, продавцу, покупателю, пассажиру, кассиру и т.п. И только в глазах любящего мы снова становимся особенным, единственным и неповторимым.
Продолжение следует….


Автор:  tatanat
Центр духовного роста \"Познай себя\"
Источник: twori.ru


Если Вам понравилась статья, Вы можете поделиться ссылкой на неё и своими впечатлениями с друзьями на страницах Вашего любимого сайта.



Развлечения для магов






Наши партнёры

Рейки. Русская школа

Русская
эзотерическая
школа

appleapp
1|   Добавлено 07.06.2013 в 06:50:10
начинать хорошо

Добавить комментарий

Имя (Ник):


Наверх

При копировании материала активная ссылка на www.savespace.ru обязательна.